Любите ли Вы фантастику так, как люблю ее я ? Обсуждения. Новинки. Рекомендации.

Приходя в эту тему ведите себя культурно. Вам здесь отдыхать и работать.

Наконец то у меня дошли руки начать давно оговоренную тему о фантастической литературе. И первая книга, которую я хочу порекомендовать всем вам это роман в жанре альтернативной истории «Да не опуститься тьма» дедушки Спрег Де Кампа. — участника развеселой банды Хью Гернсбека

Аннотация:
Американский археолог Мартин Пэдуэй, путешествующий по Италии времен Муссолини, непонятным образом перемещается на четырнадцать веков назад и оказывается в Риме 535 года, накануне вторжения византийских войск в королевство готов. Занявшись внедрением некоторых полезных новшеств, Пэдуэй понимает, что благодаря своим обширным историческим знаниям он может попытаться предотвратить века тьмы и варварства, ожидающие Европу после этой близкой войны…

Личные впечатления.
Это один из первых прочитанных мной НФ романов западных авторов вообще. Написан он в конце далеких 30-х годов прошлого века. И конечно в нем чувствуется витавшее тогда во всем мире напряжение, предчувствие чего ужасного. Как это у «Ночных снайперов» …и все ждут кого то, но кто этот кто это кто ? На этой же скрипке тягостных ощущений играет и выбранный автором период. Шестой век нашей эры — зарождение темного тысячелетия в Европе. Готы шествующие победным маршем по костям Великой Римской Империи. Однако все оказывается не так страшно. Главный герой быстро находит себе место в тамошнем обществе и начинает классическую капиталистическую карьеру — от торговли паленым алкоголем до акционерных обществ в масштабах государства.
Говоря об этой книге нельзя не упомянуть «Янки ….» другого американца Марка Твена.

Они даже чем то похожи. Не находите ?
Роман де Кампа является своеобразным зеркальным отражением книги Твена. Если при дворе короля Артура в полном соответствии с мифом все пошло прахом, то герой Спрега встречает финальные строки романа в полнейшем оптимизме по поводу будущего — своего, Италии, да и всей Европы.
Так держать !!!

Любите ли Вы фантастику так, как люблю ее я ? Обсуждения. Новинки. Рекомендации.: 26 комментариев

  1. Приходя в эту тему видите себя культурно. Вам здесь отдыхать и работать.

    Сегодня я хочу представить вашему вниманию одну из повестей Великого Роджера.
    Роджер Желязны — Роза для Экклезиаста.


    Всему свой час, и время всякому делу под небесами: Время родиться и время умирать, Время насаждать и время вырывать насажденья, Время убивать и время исцелять, Время разрушать и время строить, Время плакать и время смеяться, Время рыданью и время пляске, Время разбрасывать камни и время складывать камни, Время обнимать и время избегать объятий…
    Книга Экклезиаста

    … У вас неважно было в школе с грамотой Божией….
    Штирлиц Мюллеру

    Одна из лучших повестей Желязны буквально наполненная великим множество аллюзий, отсылок, метафор, сравнений с литературным наследием прошлого: здесь и Экзюпери, и Джойс, и Шекспир, и, конечно, сама Книга Экклезиаста, как составная часть Ветхого Завета, на которой и основана эта повесть.

    Гэллинджер, поэт и переводчик изучая угасающую культуру аборигенов Марса и переводом их сказания и пророчества в тщетных попытках сохранить остатки великой и древней культуры, натыкается на предсказание обещающее скорую гибель последним жителям Марса. Работая над его переводом он внезапно замечает странное совпадение происходящих вокруг событий с тем, что сулит пророчество и предпринимает тщетную попытку изменить ход событий, главным действующим лицом он внезапно оказывается. Чтобы остановить или хотя бы поколебать решимость последних священнослужителей Марса уйти во Тьму он должен пройти через испытание — победить лучшего воина — монаха, которого начали тренировать за несколько поколений до его рождения. Сможет ли одержать Поэт победу над Монахом на ритуальном мозаичном полу последней схватки ?
    И не окажется ли так, что он своими действиями подтолкнет пророчество.

    Отзывы о повести Роза для Экклезиаста найденные в сети

    До боли поэтично объединить лингвистику и теологию (причем сразу — и земные, и придуманные марсианские) сумел только Желязны. Не писатель, нет — Поэт. «Мы создали все, что сумели, мы увидели все, что смогли, мы услышали и испытали все, что можно слушать и чувствовать. Танец был прекрасен. Теперь он завершился».

    Удивительно прекрасное произведение. И в первую очередь благодаря сюжету и, конечно, языку автора. Лингвистика сухая наука, но как он её описал, с каким вдохновением, даже я посмотрел на неё другими глазами. Не следует много писать о хороших произведениях, их надо просто читать, а порой и перечитывать, чтобы просто получать удовольствие, физическое удовольствие от прочитанного текста, а это великое мастерство автора, ибо мы все знаем буквы и умеем складывать из них слова, но лишь десятки умеют складывать фразы, и лишь единицы умеют складывать из них образы и эмоции.

    Над безбрежной пустыней цвета крови, светит тусклое, холодное и далекое солнце. А ночью на черном небосклоне выдвигаются две луны, носящие название Страх и Ужас.
    И на этом мрачном фоне Желязный удачно поместил древнюю и вымирающую расу, которая добровольно приняла свою гибель, исповедуя философию безысходности и предопределенности. Но даже на этом фоне найдется место для любви…
    Никогда не думал что в прозе может быть столько поэзий. Образы, сравнения и аллегории в повести настолько классичные и оригинальные одновременно, что даже жалеешь, что Желязный остался известен только как писатель-фантаст. Нужен большой талант, для того, чтобы вокруг привычной библейской философии построить романтический сюжет в стиле Ремарка или Хемингуя. И в тоже время заставить задуматься над смыслом существования, ведь «…суета сует, всё суета, всё — суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем…»
    http://www.fantlab.ru

  2. Мой личный ТОП авторов научной фантастики.

    Дэн Симмонс — конечно Гиперион
    Роджер Желязны — можно перечислять бесконечно. Это и Остров мертвых и Двери в пепске и Дорожные знаки и. и… и..
    и это все без учета того, что Роджер все таки автор фэнтези.
    Клиффорд Саймак — великолепный Заповедник гоблинов и Город и Пересадочная станция — вообще это самый добрый из всех писателей НФ.
    Также его называют певцом Контакта.
    Айзек Азимов Основание (в другом переводе Фонд или Академия) и приключения Лаки Стара.
    Артур Кларк Большая глубина — романтика блин….
    Орсон Кард — игры Эндера
    Генри Каттнер — рассказы о Хогбенах и множество замечательных, хотя и специфических, но в то же время и очень стильных романов.
    Пол Андерсон — Патруль времени, Крестовый поход в небеса
    Роберт Шекли — Корпорация «Бессмертие», Цивилизация статуса.
    Эрик Френк Рассел — Оса
    Альфред Бестер — Человек без лица

    Топ авторов пародийной и юмористической фантастики
    Роберт Асприн Корпорация МИФ
    Роджер Желязны и Роберт Шекли — трилогия о демоне Аззи (Принеси мне голову Прекрасного принца и др.)
    Кейт Лаумер — произведения о космическом дипломате Ретифе
    Джеймс Уайт — Космический госпиталь
    Сергей Мусаниф — Подземная канцелярия, Понты и волшебство
    Михаил Успенский — жихарь
    Андрей Уланов — Додж по имени Аризона.
    Гарри Гаррисон — Крыса из нержавейки.

    ТОП фентези авторов, за вычетом авторов длинномерных саг.
    Роджер желязны — Князь света
    Пол Андерсон — Три сердца и три льва, Сломанный меч
    Лайон Спрег де Камп — Приключения Гарольда Ши.
    Теренс Хенбери Уайт — Свеча на ветру.
    Урсула Ле Гуин — Волшебник Земноморья
    Генри Лайон Олди — любое произведение.

  3. На правах человека прочитавшего практически всего Боба, кроме ранних рассказов и пары поздних романов. возьму на себя смелость отрекомендовать произведения автора как рекомендуемые к прочтению или же неспособные принести пользу или доставить удовольствие.
    Итак — однозначно рекомендуемые
    1947 Ракетный корабль «Галилей» Rocket Ship Galileo
    1948 Космический кадет Space Cadet
    1949 Красная планета Red Planet
    1950 Фермер в небе Farmer in the Sky Награждён Retro Hugo Award, 1951
    1951 Кукловоды The Puppet Masters
    1951 Между планетами Between Planets
    1952 Беспокойные Стоуны The Rolling Stones aka Space Family Stone
    1953 Астронавт Джонс Starman Jones
    1954 Звёздный зверь The Star Beast
    1955 Тоннель в небе Tunnel in the Sky
    1956 Время для звёзд Time for the Stars
    1956 Дверь в лето The Door into Summer
    1956 Двойная звезда Double Star Награждён Hugo Award, 1956
    1957 Гражданин Галактики Citizen of the Galaxy
    1958 Будет скафандр — будут и путешествия Have Space Suit—Will Travel
    1959 Звёздный десант Starship Troopers Награждён Hugo Award, 1960
    1963 Дорога славы Glory Road
    1963 Марсианка Подкейн Podkayne of Mars Оригинальный вариант концовки был издан в 1993
    1963 Пасынки Вселенной Orphans of the Sky Часть «Истории будущего»
    1964 Свободное владение Фарнхэма Farnham’s Freehold
    1966 Луна — суровая хозяйка The Moon Is a Harsh Mistress Награждён Hugo Award, 1967

    Нерекомендуемые
    1970 Не убоюсь я зла I Will Fear No Evil
    1973 Достаточно времени для любви Time Enough for Love Помещён в «Зал славы» премии «Прометей» (1998)
    1979 Число зверя The Number of the Beast
    1982 Пятница Friday
    1984 Иов, или Осмеяние справедливости Job: A Comedy of Justice
    1985 Кот, проходящий сквозь стены The Cat Who Walks Through Walls
    1987 Уплыть за закат To Sail Beyond the Sunset
    2003 Нам, живущим
    1961 Чужак в чужой стране Stranger in a Strange Land Награждён Hugo Award, 1962
    Не то, чтобы это были плохие книги, но это совершенно другой Хайнлайн. И я не уверен, что он всем придется по вкусу.
    Число зверя — не рекомендую категорически — тягомотина ужасная.

  4. Приходя в эту тему ведите себя культурно. Вам здесь отдыхать и работать.

    Вместо предисловия.
    Наблюдая за первыми, пока еще дилетантскими, но уже не по детски уверенными, шагами участников литературной игры, я часто ловил себя на мысли — а как это должно выглядеть по настоящему? Где он тот конечный пункт недостижимого совершенства к которому надо стремиться, к которому мы все идем ?
    Слушая струящийся из динамиков мотив… над каштановым побегом, в переплетах Мураками, я люблю тебя огромным небом… я невольно уносился мыслью в эти суровые и жестокие края, находящиеся в самом центре цивилизации. Края чей песок до сих пор кажется хранит следы подков Буцефала. Следы которые так и не смогли стереть гусеницы ни Т-62 ни «Меркав» Следы которые ждут. Ждут всех нас. Ждут ибо слышат, как начался наш путь. Путь к сердцу этой равнины. К горе над которой даже время в испуге замедляет свой ход. И только облака, облака в синем дыму неба ничего не боятся. Не боятся потому что знают — время еще не пришло. Что это за место спросите вы? Гора Мегиддо будет ответ, словно скребущий по костям лязг танковых гусениц.

    …И была в месте, где сходятся три части света Проклятая Земля, где на заре времен брат пролил кровь брата. И заклял Предвечный безмолвные камни словами: «Тут всё начнётся и тут всё закончится, но и тогда не изведать вам мира, ибо будущее здесь встретится с прошлым!»

    Освобождаясь от наваждения. О чем это я ?
    Да вот об этом.
    http://mahrov.4bb.ru/viewtopic.php?id=7412
    О литературном проекте «Ар Мегиддо. Вечная Битва».
    Прочитайте — не пожалеете.

    1. Шушенция, с тобой я готов говорить о чём угодно )))

  5. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

    ОСКОЛКИ

    А где ж враги — Монтекки, Капулетти?
    Вас бич небес за ненависть карает…
    В. Шекспир. Ромео и Джульетта

    Глава первая

    СУМЕРКИ

    В иллюминатор «Поиска» зловеще светила новая звезда.
    Потрясенные фаэты молчали.
    Вдруг Гор Зем вскочил:
    — Техника! Пр-роклятая техника! Во всем виновата она. Я, Гор-р Зем, последний из инженер-ров Фаэны, пер-рвый отр-рекаюсь от ее цивилизации! В лес! В лес! В пещер-ры! Дикие фаэты на дикой Земе! — гремел он, и пена появилась в уголках его губ. — Если кто-нибудь откажется покинуть р-ракету, я свер-рну ему шею. Пусть ни одна металлическая деталь не напоминает несчастным, что они были когда-то культур-рными! Насколько выше, благор-роднее звер-ри!
    Друзья старались успокоить инженера, еще не допуская мысли, что у него помутился рассудок.
    — Гор Зем, пойми, — убеждал Аве. — У пяти оставшихся на Земе фаэтов может быть только одна цель — не просто выжить, а сохранить цивилизацию, передать наследие разума грядущим поколениям…
    — Р-разве? — зарычал Гор Зем, вперив тяжелый взгляд в Маду.
    Мада смущенно отвернулась.
    — После нас на Земе должны жить культурные фаэты, — подтвердил Аве Мар. — И наш долг — сохранить им знания, которыми сами обладаем.
    — Высокопар-рная чепуха! — взревел Гор Зем. — Я ненавижу эти слова и ненавижу все эти пр-риборы, меня бесит даже пр-рикосновение к пр-роклятому металлу.
    — Гору Зему придется пересилить себя, — повысил голос Аве Мар. — Он инженер и останется инженером на Земе до конца дней.
    Гор Зем захохотал:
    — Чтобы твои сыновья научились у меня делать ор-ружие из стенок р-ракеты?
    Чтобы они убивали сначала звер-рей, а потом себе подобных?
    — Никогда фаэты Земы не будут убивать фаэтов! — возмутился Аве Мар. — Самое страшное, если мы сейчас согнемся от горя. Нет! Только энергия, вера в себя и выдумка смогут спасти осколок расы фаэтов.
    — Р-ради чего? — мрачно спросил Гор Зем.
    — Ради торжества разума!

    «Фаэ́ты» — фантастический роман Александра Казанцева, написан в 1972—1974 годах.
    Роман повествует о гибели пятой планеты Солнечной системы (Фаэтона) из-за ядерного взрыва океанов в ходе мировой войны, о судьбе уцелевших героев и их потомков.

    Несколько фаэтов в момент взрыва находились в космосе. Оставшиеся в живых решают переселиться на Землю. Но, когда обнаруживают зарождающуюся разумную жизнь, бо́льшая их часть переселяется на Марс.

    Спустя миллион лет их потомки посещают Землю в период Кетцалькоатля и Кон-Тики.

    А ещё через несколько тысячелетий земляне обнаруживают в пещерах Марса угасающую цивилизацию фаэтов и помогают им сделать планету более удобной для обитания.

    Непосредственным толчком к написанию романа стал разговор автора с Нильсом Бором в конце 1961 года, в ходе которого Казанцев поинтересовался мнением учёного о теории, что пояс астероидов — остатки разрушенного в ходе ядерной войны Фаэтона. Бор ответил, что не исключает такой возможности, но даже если это и не так, ядерное оружие должно быть запрещено.

    Есть дети: мальчики и девочки, которые не любят читать! Увы, я была именно таким ребенком. Я очень долго не могла найти своё. Мне буквально всё не нравилось, от всего мне хотелось спать. Но, вот однажды, в 5-м классе, я пришла в гости, в гости к людям где была шикарная библиотека. И всё! Я подсела, я стала запойной, я стала наркоманкой. Я читала книгу за книгой…«Фаэты» — была моей первой книгой из жанра фантастика. Возможно для кого-то, покажется, что это не самое интересное произведение. Но оно было первым, это как первая любовь, как первая учительница, это навсегда!
    Любите ли Вы фантастику, как люблю её я?

    1. Вытирая скупую слезу и шмыгая носом… Порадовала старика, деточка. Я уж думал никто и автора такого не помнит. Есть у Казанцева при всех его недостатках, какая то светлая наивность, вера в светлое будущее, простых и хороших людей.

    2. Особенно пробивает ностальгия зная о том, что случилось со страной.

    3. Я тоже в свое время торчал на Фаэтах и даже на выпускном экзамене по литературе про них рассказывал.

    1. Да Мартин хороший писатель. Не могу не задать вопрос — а почему? Что вас в этой эпопее больше всего привлекло?

  6. Новости мира фантастики

    Мир Ведьмака

    Издательство «Белый единорог» подтвердило, что выпустит в России «Мир ведьмака». Эта книга сочетает в себе иллюстрированную энциклопедию по вселенной Анджея Сапковского и артбук, в который вошли нигде ранее не публиковавшиеся арты к серии игр The Witcher от CD Project Red. Как гласит аннотация, книга представляет собой экскурсию от лица героев «Ведьмака» по их миру и «содержит глубокие знания о местах, смертельно опасных тварях, населяющих их, и смертоносного оружия, используемого, чтобы порубить их на части».
    Кроме того, у издательства есть договор с издательством Dark Horse на выпуск ещё двух комиксов о Геральте из Ривии. Ранее «Белый единорог» издал на русском языке комикс «Ведьмак. Дом витражей»

    [table][tr]
    [td][/td]
    [td][*]Сюжет: Три повести («Право первородства», «Девять дней» и «Заря над Содомом»), объединённые местом действия и сюжетами, в которых события Ветхого Завета переносятся в наши дни.
    [*]Цитата
    Керуб ревел.
    Острый клюв раскрыт, встопорщены крылья. Глаза-бляшки пылают золотым огнём. Мерно и тяжело ступают когтистые лапы, царапая когтями прочный камень. А за керубом уже вырастали две горы — плечистые, многокрылые гиганты. Тела — металл, светящийся серебром. Красные, словно залитые кровью, личины.
    Узкая прорезь рта изронила пламя:
    — Работать будем мы! Серафимы, высшие слуги Отца, пламенеющие к Нему любовью, изгоняющие мрак греха. Твой труд завершён, Владыка Камаил, хоть и не закончен.

    [*]Цитата
    — Что за клоуны?!
    — Бим и Бом, — заржал депутат Рудин, директор рынка.
    Бим был в цветастой гавайке с пальмами и летучими рыбами. Дополняли его наряд шорты цвета хаки и сандалии на босу ногу. Бом носил чёрный костюм, застёгнутый на все пуговицы. Воротничок рубашки — первый снег. Тёмно-синий галстук — лента чернил. Штиблеты — лакированная ночь. Если Бим вернулся с пляжа, то Бом — с похорон.
    — Мы принесли весть, — сказал Бом.
    [/list][/td][/tr][/table]

    Первая повесть из новой совместной книги Олди и Валентинова (их первой общей работы со времён «Алюмена») нашим читателям уже знакома — она публиковалась в июньском и июльском номерах «Мира фантастики». Две другие повести печатаются впервые. Все вместе они составляют одну из самых необычных отечественных фантастических книг, изданных за последнее время. Ни от Олди, ни от Валентинова ничего подобного точно никто не ждал.
    Соавторы больше не блуждают в мифологических, исторических или альтернативно-исторических лабиринтах — они возвращаются в нашу повседневность и лишь чуть приоткрывают дверку для чуда. Чудо в данном случае родом из Ветхого Завета, и это важно. Будь то история Исава и Иакова, сверхъестественные свойства Ковчега Завета или угроза уничтожения нового Содома — все эти чудеса жестоки, пусть даже с формальной точки зрения справедливы. Бог Израилев и всё воинство Его беспощадны, глухи к мольбам и скоры на расправу. Небесная канцелярия подчиняется сложно организованной системе правил, в которых уже давно нет логики. Более того, помочь человеку ангел может только в обход этих правил, как в финале «Девяти дней», или по принципу случайного выбора, как в «Заре над Содомом». Мир божественного в «Крепости души моей», что называется, «светлый, но не добрый», а другого нет. Мессия в нём ещё не родился.
    В этом мире выдерживает экзамен на человечность — на простую человечность, не на «праведничество», которого требуют ангелы в «Заре над Содомом», — только тот, кто осмеливается бунтовать, не соглашаться с правилами, выступать против божественных сил. И это вовсе не бунт Люцифера — напротив, ветхозаветный Всевышний часто ожидает этого неповиновения, как в случае с Иаковым, который боролся с Богом и победил его. Именно благодаря бунтарскому жесту одного человека история Города, описанная в финальной повести, отличается от печальной судьбы Содома и Гоморры. Ключевые персонажи всех трёх историй — личности, которые решились противостоять предначертанной судьбе, охраняя «крепость души своей», и выдержали это испытание. И в то же время это самые обычные люди, такие же, как и мы с вами, не фэнтезийные герои-одиночки. Здесь каждому читателю есть над чем поразмыслить применительно к себе.
    В истории с таким явными, подчёркнутыми библейскими аллюзиями и экзистенциалистским по своей сути содержанием не обойтись без пафоса и высокого штиля. Их в повестях хватает — особенно в последней, самой сильной и страшной «Заре над Содомом», «истории одного Апокалипсиса». Жизнь простых обывателей за несколько дней до уничтожения города описана с беспощадной реалистичностью, а ритмичность текста почти превращает повесть в поэму — Олди всегда были хороши в игре на грани прозы и поэзии.
    В арсенале соавторов есть и другое оружие — комическое снижение, которое помогает не слишком погрязнуть в пафосе. Это и ангел-хранитель в образе бестолкового мужичка-пьяницы, и описанные с неприкрытым сарказмом «современные художники» и «актуальный кинорежиссёр», и стёб над авторами книг в модном постапокалиптическом жанре. Иногда эти «американские горки» от высот пафоса к низам площадного юмора оказываются слишком уж крутыми, и тогда кажется, что авторам вот-вот откажет хороший вкус. Впрочем, красивые финалы всех трёх повестей заставляют забыть об этом, — а как мы знаем, лучше всего запоминается последняя фраза.

    Сергей Лукьяненко. Участковый. Цикл Дозоры. (не сумеречные)

    В издательстве АСТ вышла очередная книга Сергея Лукьяненко. Новый роман, «Участковый», — третья частью межавторского цикла «Дозоры», написанная Лукьяненко в соавторстве с Алексом де Клемешье.

    Действие романа разворачивается в не столь отдаленном прошлом. СССР, Сибирь, 1972-й год. Отделения Дозоров работают в крупных областных городах, но как контролировать тысячи километров безбрежной тайги? Здесь, в глухих дебрях, среди вековых кедров притаилось Зло, непонятное человеческому разуму. В этих диких краях с неведомыми силами договариваются шаманы. Таков закон, и здесь не самое лучшее место, чтобы основать отделение Ночного Дозора. Но выбирать не приходится. Деревенский участковый милиционер берется за дело…

    источник mirf.ru

  7. Как уже говорил, цикл «трое из леса» Юрия Никитина, мне очень понравился. Рекомендую почитать, кто любит интересные, качественные работы.
    Весь цикл, идет с древних времен по наше современное. По ходу пути, Никитин рассказывает о том как строился мир, менялись человеческие взгляды, мировоззрение… плюс там хорошее, увлекательное фентэзи. в общем интересно во все это углубиться.
    Есть параллельный цикл «гиперборея» там уже история, точные даты, сражения… опасная и незавидная жизнь русских князей)

  8. Цикл «Эйзенхорн»

    Познакомлю Вас с вселенной WH40k и ИМХО самой легкой для вливания во вселенную WH40k и самым лучшим циклом книг этой всиленной.

    «Инквизитор Эйзенхорн» — цикл Дэна Абнетта в жанре фантастики. Действие цикла разворачивается во вселенной Warhammer 40,000. Главным героем является инквизитор Эйзенхорн, обладающий выдающимися способностями и сражающийся с представителями Хаоса.

    Книги цикла:
    «Инквизитор. Ордо Ксенос» (оригинал — «Xenos»)
    «Боевые потери» (оригинал — «Missing in Action», рассказ)
    «Инквизитор. Ордо Маллеус» (оригинал — «Malleus»)
    «Фон за дополнительную крону» (оригинал — «Backcloth for a Crown Original», рассказ)
    «Инквизитор. Ордо Еретикус» (оригинал — «Hereticus»)
    «Инквизитор. Омнибус» (оригинал — «Eisenhorn»)

    У Дэна Абнетта вообще великое множество книг по вселенной WH40k и считается он одним из лучших если не самым лучшим писателем во вселенной WH40k.

    Извиняюсь за скудность материала но думаю стоит брать во внимания масштабы вселенной Wh40k и уж тем более не стоит писать тут аннотации к каждой книги из серии )

    Art WH40k:
    Показать скрытый текст

    1. Очень хорошо. Не мог бы ты вырвзить личное отношение к циклу? Какими особенностями сюжета или характеров героев он тебя привлек? Или может быть есть другие особенности особо тобой ценимые?

  9. Приходя в эту тему ведите себя культурно. Вам здесь отдыхать и работать.

    [table][tr]
    [td][/td]
    [td] Гиперион вошел. Он весь пылал
    Негодованьем; огненные ризы
    За ним струились с ревом и гуденьем,
    Как при лесном пожаре, — устрашая
    Крылатых Ор. Пылая, он прошел…
    [Д.Китс. «Гиперион», книга первая,
    [/td]
    [td][/td]
    [/tr][/table]

    Теплый ветер играл ее волосами. Задрав голову, Ламия отчаянно махала
    рукой, не пытаясь скрыть или смахнуть слезы, а красавец-корабль поднимался
    все выше и выше, оставляя за собой ослепительный голубой след, и наконец
    преодолел звуковой барьер. Громовой удар разнесся по пустыне и эхом
    отозвался в далеких горах.
    Ламия плакала в голос и все махала улетевшему Консулу, небу, друзьям,
    которых больше никогда не увидит, кусочку своего прошлого и кораблю,
    уносившемуся в небо, словно гигантская черная стрела, выпущенная из лука
    каким-то божеством.
    «Пылая, он прошел…»
    Так заканчивается первая книга романа Дэна Симмонса «Гиперион». Произведения давно получившего статус культового и эпохального события в мире НФ 20 века. Говорить о нем можно бесконечно долго — оно как кольцо из древесных прутьев звездолета — дерева под командованием тамплиера Хета Мастина. Кольцо на которое нанизаны истории отца Ленара Хойта, принявшего крестоформ, умершего и возродившегося для еще более страшной участи. Истории железного чудовища Шрайка — Немезиды дарящей боль как освобождение. Истории полковника Федмана Кассада призванного на борьбу с Шрайком. Истории Мартина Селена поэта, пьяницы и бабника. Истории ученого Сола Вайтрауба, чья дочь однажды повернула по реке времени вспять и вскоре ей предстоит исчезнуть в младенчестве. Надежда спасти ее связана со стальным чудовищем. Истории консула — о восстании на планете дельфиньих пастухов о доблести и горечи поражения и истории Ламии Брюн, обретшей смысл и любовь в киберпространстве инфосферы. Что связывает всех этих людей, что разделяет? Ответ найдется на берегах великой реки Тетис, текущей через тысячу и один мир.

    Откройте первые страницы этого великолепного произведения и ваш мир уже никогда не станет прежним. И сами вы необратимо изменитесь. Сделайте шаг ….
    "… Пылая он прошел… "

    Показать скрытый текст

  10. Вспомнила о ярких впечатлениях, которые подарила мне повесть писателя-фантаста Ольги Ларионовой.

    АННОТАЦИЯ (из интервью автора)

    «…буквально год назад — и именно в „Уральском следопыте“ — опубликована моя повесть „Чакра Кентавра“. (Редакция предложила для нее параллельное — более, на ее взгляд, поэтичное — название: „Звездочка-Во-Лбу“; возражать против него в журнальной публикации я не стала — не было оснований)…Многие читатели журнала спрашивают об этом: каким образом она появилась на свет, не характерная для советской фантастики, да и для меня тоже?
    …Писала ее под впечатлением самодеятельных переводов Роджера Желазни и других хороших „космических опер“, по принципу: а я что, не могу? Как когда-то с „Леопардом с вершины Килиманджаро“ — не считала, что повесть будет напечатана. Писала легко, с таким авторским заданием — вогнать в нее все аксессуары „космической оперы“: герой-супермен, его двойник, верный друг, прекрасная принцесса (из духа противоречия сделала все-таки ее брюнеткой: обычно она непременно белокурая), консерватор-король, мерзавцы-принцы, несчастная любовь в начале, все виды оружия — от первобытных мечей до сверхсовременных десинторов, а также драконы, кентавры, призраки и магические карты… По мере написания использованное отмечала „птичкой“, остальное появлялось само собой.
    …„Чакра“ писалась почти пародийно, но потом, оценивая уже написанное, я вспомнила, что в течение двадцати лет мечтала написать увлекательную авантюрную повесть. Однажды даже попыталась это сделать, но получилась „Вахта „Арамиса““ — вещь, которую я считаю одной из самых неудачных… Кроме того, тоже буквально со школьной скамьи, жила во мне какая-то неудовлетворенная любовь к псевдорыцарскому роману. И пожалуй, „Чакра Кентавра“ — в большей степени все-таки рыцарский роман, чем „космическая опера“. А в рыцарских романах, что характерно, очень часто погибают положительные герои — во имя чести, доблести, любви, верности."

    Мои впечатления — «проглотила» на одном дыхании. А ведь поначалу не «зацепило» ни название, ни жанр — «космическая опера». Но увидела, что повесть проиллюстрирована обожаемой мною художницей Евгенией Стерлиговой, и решила прочесть — абы что Стерлигова не иллюстрирует. Конечно, «Чакра Кентавра» — это сказка! Сказка о любви, о предательстве, о дружбе и о лжи… Но именно поэтому она актуальна в любые времена, ведь сказки никогда не выйдут из моды…

    1. @WinterMute, нет, даже не знала, что есть такой цикл. А кто автор?

    2. @WinterMute, оппа! Проворонила… Год издания начала цикла, как я поняла 1996… Не до кнниг мне было чуть-чуть!)) Прочту непременно! Спасибо большое за «наводку»))

Комментарии запрещены.