Осенний поцелуй

Наташенька, раз уж продолжить твою старую тему Осень нельзя, то давай начнем новую. Постараемся, чтобы она была не менее осенней, чем предыдущая. * Смеюсь * А может, и пойдет, и все любители осени будут что-то интересное писать. Мне вот тоже, почему-то, нравится осень. Она загадочна, красива, романтична. Все эти зонтики, дождики, листья — это так здорово! Так же здорово, как и делиться своими ощущениями и фантазиями об этом. Поэтому высыпайся, наливай чай, укутывайся в плед и приходи — встретим приходящую осень вместе!

Думал, думал. Раз уж музыку пока вставить возможности нет, то решил написать тебе несколько четверостиший. Конечно, об осени.

Дух уж близится осенний,
Скоро парк окрасит он.
Красно-жёлтых настроений
И дождей идёт сезон.

Будет небо под ногами
И на лужах острова,
Ветром, словно в оригами,
Сложена на них листва.

Через алую аллею
Рыжая тропа пройдет,
И закружится над нею
Золотистый хоровод.

Можно в этом лишь сезоне
На прогулке бросить взгляд
Сквозь малиновые кроны
На малиновый закат.

В мороси, под фонарями
Парами плывут зонты-
Пара где-то перед нами,
И ещё одна — за нами,
В серединке — я и ты!

Дождь, конечно, и прохлада,
И простуда могут быть,
Но от этого не надо
Волноваться и грустить.

В парк сходите, там красиво!
Чай попили — и вперёд,
Погулять неторопливо
(Не забудьте только зонт!)

Юмор, сатира и ирония в прозе

Все вы помните бессмертное произведение Ильи Ильфа и Евгения Петрова «12 стульев». Думаю помните и одного персонажа из этого романа, для общения которому было достаточно 30 слов. Конечно речь идет о людоедке Эллочке Щукиной. Давайте вспомним какие это были слова.

Словарь Вильяма Шекспира, по подсчёту исследователей, составляет 12000 слов. Словарь негра из людоедского племени «Мумбо-Юмбо» составляет 300 слов. Эллочка Щукина легко и свободно обходилась тридцатью. Вот слова, фразы и междометия, придирчиво выбранные ею из всего великого, многословного и могучего русского языка:
Хамите.
Хо-хо! (Выражает, в зависимости от обстоятельств, иронию, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворенность.)
Знаменито.
Мрачный. (По отношению ко всему. Например: «Мрачный Петя пришёл», «Мрачная погода», «Мрачный случай», «Мрачный кот» и т. д.)
Мрак.
Жуть. (Жуткий. Например, при встрече с доброй знакомой: «жуткая встреча»).
Парниша. (По отношению ко всем знакомым мужчинам, независимо от возраста и общественного положения).
Не учите меня жить.
Как ребёнка. («Я его бью, как ребёнка» — при игре в карты. «Я его срезала, как ребёнка» — как видно, в разговоре с ответственным съёмщиком).
Кр-р-расота!
Толстый и красивый. (Употребляется как характеристика неодушевлённых и одушевлённых предметов).
Поедем на извозчике. (Говорится мужу).
Поедем на таксо. (Знакомым мужского пола).
У вас вся спина белая (шутка).
Подумаешь!
Уля. (Ласкательное окончание имен. Например: Мишуля, Зинуля).
Ого! (Ирония, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удовлетворённость).
Оставшиеся в крайне незначительном количестве слова служили передаточным звеном между Эллочкой и приказчиками универсальных магазинов.

Думаю для внимательных читателей не секрет, что среди нас есть человек, добровольно перещеголявший Эллочку и совершенно сознательно сжавший множество слов своего, должен признать весьма богатого словарного запаса, к одному примитивному
Г-ы-ы-ы-ы-ы
Как к этому относиться ? Пусть каждый решит для себя сам.
Я же надеюсь только на то, что данное явление нашей форумной жизни обусловлено какими то внешними, привходящими обстоятельствами в жизни этого человека и желаю этому человеку благополучного разрешения этих обстоятельств

МОЙ ЛЮБИМЫЙ ГУБЕРМАН

Дорогие мои чатлане, я обожаю творчество Губермана и хочу вас познакомить с ним и его творчеством.

Игорь Губерман: «моя бабушка часто повторяла: «Гаринька, каждое твое слово — лишнее»

Представляю статью Юрия Гаева «ФАКТЫ» (Запорожье) от 31.03.2006

Известный поэт-юморист говорит, что в нынешнем году он отмечает сразу три юбилея: 25 лет, как посадили, 20 — как выпустили, и 15 — как вышел на сцену
Представлять читательской аудитории Игоря Губермана вряд ли уместно. Его стишки — гарики — давно стали народными. Достаточно вспомнить шедевр: «Не стесняйся, пьяница, носа своего, он ведь с красным знаменем цвета одного!» Или: «Старость — не радость, маразм — не оргазм». Один из друзей поэта назвал его Абрамом Хайямом нашего времени. С чем, впрочем, сам «Абрам» не согласен.
Живя в Иерусалиме, Губерман периодически выступает с концертами в США, странах Европы и СНГ. Сейчас, например, ездит по Украине.
«Один приятель, когда слышал мои стишки, говорил: «Слова народные, автора скоро выпустят»
Игорь Миронович Губерман большую часть жизни провел в российской столице. В Москве окончил школу и институт, 20 лет отработал инженером. Но в 1979 году органы «пришили» ему незаконную скупку икон и сбыт краденого. Вскоре Губермана посадили. Освободили через пять лет. А в 1988-м (пик перестройки) вызвали в ОВИР и сказали: «Министерство внутренних дел приняло решение о вашем выезде». С тех пор Губерман, его жена, сын и дочь живут в Израиле.
— Как вам на чужбине? Легче, чем в России?
— Я очень люблю Израиль. Это фантастическая страна! Огромное количество людей кричит, жалуется и ругает Израиль. Там действительно трудно жить, потому что климат жаркий и опасность просто висит в воздухе. И, кроме того, там много евреев! Больше всех жалуются обеспеченные люди. Они полагают: если такого добились в Израиле, то чего бы достигли в Америке! А сама страна — прекрасная, камни пахнут историей. Словом, мне там хорошо. Настолько, что даже не могу это выразить словами. Но Россия — тоже моя Родина. Вот такой парадокс. Я — еврей, живущий в Израиле, но пишущий на русском языке. А мой любимый стишок об Израиле такой:
Здесь еврей и ты, и я,
Мы — единая семья.
От Шаббата до Шаббата
Брат нае… вает брата.
— Это ничего, что вы вовсю материтесь на публике?
— Вспоминаю свои первые выступления: удивленные взгляды, покрасневшие лица… А потом — возмущенные звонки. С тех пор на концертах всегда предупреждаю, что в стихах есть нецензурные выражения — даю возможность стареньким учительницам выйти из зала… Году в 90-м поехал на первые гастроли в Америку, и мне там подарили словарь великого русского лингвиста Бодуэна де Куртенэ. Так вот, академик де Куртенэ говорил: «Жопа» — не менее красивое слово, чем «генерал». Все зависит от употребления». Думаю, у меня ненормативная лексика звучит адекватно. Это абсолютно естественная часть великого и могучего, правдивого и свободного языка. Наше ухо с наслаждением ловит любое неприличное искажение слова, фамилии… Со мной в лагере сидел товарищ, который до этого сидел со старым евреем по фамилии Райзахер. У него была кличка Меняла.
— Как вы пришли к гарикам?
— Случилось это в начале 60-х годов. В Китае во времена китайской культурной революции печатали лозунги — дацзыбао. Первые свои четверостишия я так и назвал. Домашние меня всегда звали Гариком, и моя бабушка часто повторяла: «Гаринька, каждое твое слово — лишнее». Вот и решил, что самым точным названием для моих стишков будет «гарики». Меня очень увлекла такая форма, поскольку она требует вложить в маленький размер большой смысл. Гариков уже больше пяти тысяч. Мой приятель, когда я сидел, услышав эти стишки, говорил: «Слова народные, автора скоро выпустят».
В Одессе у поэта спросили: «Вы Губерман или просто здесь гуляете?»
— Какова история вашей книги «Прогулки вокруг барака»?
— Я написал эту книгу в лагере. По вечерам, когда начальство из санчасти уходило, забирался в небольшой подвальчик или грязный кабинет врача и записывал на обрывках бумаги все услышанное и увиденное за день. После этого, естественно, обрывки прятал. Ложился спать поздно, утром ходил по лагерю сонный, но умиротворенный и счастливый. Однажды замначальника по оперативной части заметил это и сказал: «Губерман, ну что ты все время лыбишься? Отсиди свой срок серьезно, когда вернешься, тебя, может, в партию примут».
Я был уверен: о том, что пишу, знает не более шести человек. Но однажды меня остановил пахан зоны и сказал: «Если ты про нас напечатаешь, просись сразу в этот же лагерь. Второй раз сидеть на той же зоне гораздо легче». Вот с таким одобрением я и писал книгу. Но никак не мог придумать окончание. А рядом, в поселке, жил Петя-тракторист. Невысокий мужичок, но наполеонистый и категоричный. Утром выгонял свой трактор с прицепом, в обед возвращался, выпивал бутылку плодово-ягодного вина, садился на скамейку и давал прохожим консультации по всем вопросам. Причем был абсолютно неграмотным, окончил три класса на двоих с братом. И вот как-то иду я в булочную, а две старухи, увидев меня, стали обсуждать зэков. Одна говорит: «Какие они все-таки хорошие люди!» На что Петя ответил: «Х… вых не содют!» Этими словами я и закончил книгу.
К себе самому Игорь Миронович относится с иронией. Он говорит, это еврейское, генетическое. В Советском Союзе еврею нельзя было быть другим. О своей популярности поэт рассказывает много смешных историй. Как-то в Одессе к нему подошел пожилой мужчина и сказал: «Я извиняюсь, вы Губерман или просто здесь гуляете?»
— А как насчет успеха у женщин, Игорь Миронович?
— Несколько лет назад я был в Бруклине. После выступления поехали с друзьями пить водку. Пока они ловили машину, ко мне подошла женщина лет 30. По внешнему виду наша: американки в мае в шубах не ходят. Она спросила: «Вы свободны?» — «У меня жена и двое детей», — ответил я. «А в ближайшие два дня вы свободны?» — «Нет, лечу в Чикаго, а затем в Бостон». — «А в ближайшие два часа?» — «Буду с друзьями пить водку». — «А брат у вас есть?» — «Брат у меня есть». Я на секунду задумался, а она выдала: «Красивого не надо, можно такого же». По-моему, это был настоящий успех!
Расскажу еще одну хвастливую историю, правда, она чуточку физиологична. Дело было в Испании, в Мадриде. Меня в сортире в музее Прадо узнал русский турист. Стоим мы рядом, тесно прижавшись к писсуарам. Друг на друга, естественно, не глядим. Вдруг он наклоняется и жарко шепчет мне на ухо: «Вы — Губерман, пишущий гарики?» Отвечаю: «Я». И он, не прерывая процесса, стал говорить мне немыслимые комплименты. Я, скосив на туриста из вежливости глаза, с ужасом увидел, что он пытается из правой руки переложить в левую, чтобы мне руку пожать… Из сортира я вышел первым.
— Наверное, ваши стишки сложно переводить на другие языки.
— Были попытки перевести гарики на английский, французский, немецкий, голландский, чешский, польский, идиш и иврит. Конечно, из этого ничего не получилось, хотя наиболее перспективным я считаю голландский язык, потому что на нем моя фамилия звучит как Хуйберман. Есть замечательная писательница Дина Рубина, мы с ней дружим. Так вот, ее фамилия по-голландски — Руебина.
«Завидую не деньгам, а успеху на том поле, где уже отыграл другой»
— Над чем вы сейчас работаете?
— Уже несколько лет в жутких муках пишу большой сборник стихов для маленьких. Каждый раз первые три строчки получаются безупречные, а четвертая подводит. Художник Саша Окунь, который оформляет все мои книжки, как-то сказал: «Старик, надоело оформлять твои книжки своими рисунками. Давай сделаем книжку, в которой твое четверостишие будет иллюстрацией к моему рисунку». И мы придумали такой сборник: мир глазами детей. На весь разворот большой рисунок и мои стихи. Я написал их несколько десятков, есть даже приличные, правда, таких очень мало. Вот несколько:
Я услышал ветки хруст,
Я увидел ноги тетки.
Тетка писала под куст
Из большой сапожной щетки.
По речушке меленькой,
За ромашкой беленькой
Плыли три букашки
На большой какашке.
Ой, теки, моя слеза!
Очень больно папа высек.
Папе зря я рассказал
Все названия пиписок.
Посмотреть на драмкружок
Приплелись родители.
Из-за них мы, кроме жоп,
Ничего не видели.
Ну что, представили рисунки к этим стихам? Я как-то прочитал два стишка Дине Рубиной и спросил: «Старуха, ты такой сборник себе купишь?» Она говорит: «Да. На все деньги, что у меня есть, скуплю тираж, чтоб моим детям не досталось!» Поэтому мы с Сашкой решили пока книгу не выпускать.
— Чтобы не травмировать неокрепшие детские души?
— Не бойтесь вы так за молодое поколение! Дети знают все не хуже взрослых, просто щадят нас. У меня в Бостоне есть знакомая семья бывших питерцев. Бабушка-филолог посвятила свою жизнь внуку, который прекрасно владеет русским языком. Возвращаются они из гостей, а на дворе декабрьский гололед. Женщина поскользнулась, и малолетний внук, только что читавший в гостях «Евгения Онегина», говорит ей: «Однако, скользко. Дай, пожалуйста, руку. По крайней мере, нае… немся вместе».
— В вашем творчестве появилась новая большая тема — старость.
— Старость — ужасная штука, жуткое усыхание всех желаний и помыслов. Старикам гораздо меньше хочется от жизни, зато они никуда не спешат, иногда говорят замечательные слова и нередко проявляют стойкость в тех ситуациях, в которых молодые ломаются. Вот послушайте:
Я слишком, ласточка, устал
От нежной устной канители.
Я для ухаживаний стар,
Поговорим уже в постели.
Мы столько по жизни мотались,
Что вспомнишь — и льется слеза.
Из органов секса остались
У нас уже только глаза.
Увы, всему на свете есть предел.
Облез фасад, и высохли стропила.
В автобусе на девку поглядел —
Она мне молча место уступила.
Зря смеетесь, девушки,
Грех меня жалеть.
Есть еще у дедушки,
Чем и как развлечь.
— Вы вообще человек завистливый?
— Очень! Просто как пудель. Но завидую не деньгам, а успеху на том поле, где отыграл другой. Я дружу с замечательным московским поэтом Игорем Иртеньевым. У него есть стихотворение, которое мне очень нравится:
Я шел по улице, и вдруг
Упал на голову утюг.
И все печали прежних дней
Разгладил в памяти моей.
Если бы я присутствовал, когда Игорь пишет свои замечательные четверостишия, я бы… его отравил!

Любите ли Вы фантастику так, как люблю ее я ? Обсуждения. Новинки. Рекомендации.

Приходя в эту тему ведите себя культурно. Вам здесь отдыхать и работать.

Наконец то у меня дошли руки начать давно оговоренную тему о фантастической литературе. И первая книга, которую я хочу порекомендовать всем вам это роман в жанре альтернативной истории «Да не опуститься тьма» дедушки Спрег Де Кампа. — участника развеселой банды Хью Гернсбека

Аннотация:
Американский археолог Мартин Пэдуэй, путешествующий по Италии времен Муссолини, непонятным образом перемещается на четырнадцать веков назад и оказывается в Риме 535 года, накануне вторжения византийских войск в королевство готов. Занявшись внедрением некоторых полезных новшеств, Пэдуэй понимает, что благодаря своим обширным историческим знаниям он может попытаться предотвратить века тьмы и варварства, ожидающие Европу после этой близкой войны…

Личные впечатления.
Это один из первых прочитанных мной НФ романов западных авторов вообще. Написан он в конце далеких 30-х годов прошлого века. И конечно в нем чувствуется витавшее тогда во всем мире напряжение, предчувствие чего ужасного. Как это у «Ночных снайперов» …и все ждут кого то, но кто этот кто это кто ? На этой же скрипке тягостных ощущений играет и выбранный автором период. Шестой век нашей эры — зарождение темного тысячелетия в Европе. Готы шествующие победным маршем по костям Великой Римской Империи. Однако все оказывается не так страшно. Главный герой быстро находит себе место в тамошнем обществе и начинает классическую капиталистическую карьеру — от торговли паленым алкоголем до акционерных обществ в масштабах государства.
Говоря об этой книге нельзя не упомянуть «Янки ….» другого американца Марка Твена.

Они даже чем то похожи. Не находите ?
Роман де Кампа является своеобразным зеркальным отражением книги Твена. Если при дворе короля Артура в полном соответствии с мифом все пошло прахом, то герой Спрега встречает финальные строки романа в полнейшем оптимизме по поводу будущего — своего, Италии, да и всей Европы.
Так держать !!!

Юмор, сатира и ирония в поэзии

В этой теме предлагается размещать стихотворения шуточные — с подтекстом или без него — просто веселые!
Многие авторы придают стихотворную форму популярным анекдотам — это тоже очень забавно и интересно получается!

Давайте улыбаться!)))

Авторские права

Уважаемые чатлане и форумчане!
Я могла бы, конечно, долго и нудно приводить здесь данные из Википедии, по поводу того, что же собственно такое — автрское право и с чем его едят!)).
Или порыться в законодательстве и цитировать кусками скучные статьи, повествующие о том, чем же грозит нарушение этого самого права…
Только к чему это? Все ведь довольно просто! В этом разделе форума — Литература — мы выкладываем произведения любимые нами… Произведения поэтов и писателей. Словом — Авторов! Так давайте же будем уважать этих людей!
Огромная просьба — указывайте имена авторов процитированных вами произведений. Спасибо!

Если кто-то не согласен принципиально (увы, оказывается — есть такие!) — пишите. Поспорим, обсудим)) Будем самовоспитываться и самообразовываться — ведь мы же Люди… С большой буквы Л!

А. С. Грин (мои любимые рассказы)

Черный алмаз
… Солнце тяготело к горам. Партия каторжан вернулась с лесных работ. Трумов умылся и в ожидании ужина лег на нары. Тоска душила его. Ему хотелось ничего не видеть, не слышать, не знать. Когда он шевелился, кандалы на его ногах гремели, как окрик.
Социалист Лефтель подошел к Трумову и присел на краю нар.
— Сплин или ностальгия? — спросил он, закуривая. А вы в «трынку» научитесь играть.
— Свободы хочу, — тихо сказал Трумов. — Так тяжко, Лефтель, что и не высказать.
— Тогда, — Лефтель понизил голос, — бегите в тайгу, живите лесной, дикой жизнью, пока сможете. Трумов промолчал.
— Знаете, воли не хватает, — искренне заговорил он, садясь. — Если бежать, то не в лес, а в Россию или за границу. Но воля уже отравлена. Препятствия, огромные расстояния, которые нужно преодолеть, длительное нервное напряжение … При мысли обо всем этом фантазия рисует затруднения гигантские … это ее болезнь, конечно. И каждый раз порыв заканчивается апатией.

Трумова привела на каторгу любовь к жене скрипача Ягдина. Три года назад Ягдин давал концерты в европейских и американских городах. Трумов и жена Ягдина полюбили друг друга исключительной, не останавливающейся ни перед чем любовью. Когда выяснилось, что муж скоро вернется, Ольга Васильевна и Трумов порешили выехать из России. Необходимость достать для этого несколько тысяч рублей застигла его врасплох — денег у него не было и никто не давал. Вечером, когда служащие транспортной конторы (где служил Трумов) собрались уходить, он спрятался в помещении конторы и ночью взломал денежный шкаф. Курьер, страдавший беpсоницей, прибежал на шум. Трумов в отчаяньи повалил его и ударом по голове бронзового пресс-папье, желая только оглушить, — убил. Его арестовали в Волочиске. После суда Ольга Васильевна отравилась.
— А мне вот все равно, — сказал Лефтель, — философский склад ума помогает. Хотя …
Вошел надзиратель, крича: — Всем выходить на двор, жива-а! — Окончив официальное приказание, исходившее от начальника тюрьмы, он прибавил обыкновенным голосом: — Музыкант играть вам будет, идиотам, приезжий, вишь, арестантскую концерту наладил.
Трумов и Лефтель, приятно заинтересованные, живо направились в коридор; по коридору, разившему кислым спертым воздухом, шла шумная толпа каторжан, звон кандалов временами заглушал голоса. Арестанты шутили:
— Нам в первом ряду креслу подавай!
— А я ежели свистну …
— Шпанку кадрель танцевать ведут …
Кто-то пел петухом.
— Однако не перевелись еще утописты, — сказал Трумов, — завидую я их светлому помешательству.
— Последний раз я слушал музыку … — начал Лефтель, но оборвал грустное воспоминание.
На широком каменистом дворе, окруженном поредевшими полями, арестанты выстоились полукругом в два ряда; кое-где усмиренно позвякивали кандалы. Из гористых далей, затянутых волшебной нежно-цветной тканью вечера, солнце бросало низкие лучи. Дикие ароматные пустыни дразнили людей в цепях недоступной свободой. Из конторы вышел начальник тюрьмы. Человек мелкий и подозрительный, он не любил никакой музыки, затею Ягдина играть
перед арестантами считал не только предосудительной и неловкой, но даже стыдной, как бы уничтожающей суровое значение тюрьмы, которую он вел без послаблений, точно придерживаясь устава.
— Ну вот, — громко заговорил он, — вы так поете свои завывания, а настоящей музыки не слыхали. — Он так говорил, потому что боялся губернатора. — Ну, вот, сейчас услышите. Вот вам будет сейчас играть на скрипке знаменитый скрипач Ягдин, — он по тюрьмам ездит для вас, душегубов, поняли?

Трумов помертвел. Лефтель, сильно изумленный (он знал эту историю), с сожалением посмотрел на него.
— Это зачем же … — растерянно, криво улыбаясь, прошептал Трумов Лефтелю. Ноги его вдруг задрожали, он весь ослабел, затосковал. Сознание, что уйти нельзя, усиливало страдание.
— Подержитесь, черт с вами, — сказал Лефтель.

Трумов стоял в первом ряду, недалеко от крыльца конторы.
Наконец, вышел Ягдин, задержался на нижней ступеньке, медленно обвел каторжан внимательным проходящим взглядом и, незаметно кивнув головой, улыбнулся измученному, застывшему лицу Трумова. Глаза Ягдина горели болезненным огнем сдержанного волнения. Он испытывал сладчайшее чувство утоляемой ненависти, почти переходящей в обожание врага, в благодарность к его мучениям.

Трумов из гордости не отвел глаза, но душа его сжалась; прошлое, оплеванное появлением Ягдина, встало во весь рост. Арестантская одежда давила его. Ягдин учел и это.
Вся месть вообще была тщательно, издалека обдумана музыкантом. Схема этой мести заключалась в таком положении: он, Ягдин, явится перед Трумовым, и Трумов увидит, что Ягдин свободен, изящен, богат, талантлив и знаменит по-прежнему, в то время как Трумов опозорен, закован в цепи, бледен, грязен и худ и сознает, что его жизнь сломана навсегда. Кроме всего этого, Трумов услышит от него прекрасную, волнующую музыку, которая ярко
напомнит каторжнику счастливую жизнь человека любимого и свободного: такая музыка угнетет и отравит душу.

Ягдин сознательно откладывал выполнение этого плана на третий год каторги Трумова, чтобы ненавистный ему человек успел за это время изныть под тяжестью страшной судьбы, и теперь он пришел добить Трумова. Каторжник это понял. Пока артист вынимал дорогую скрипку из блестящего золотыми надписями футляра, Трумов хорошо рассотрел Ягдина. На скрипаче был щегольский белый костюм, желтые ботинки и дорогая панама. Его пышный бледно-серый галстук походил на букет. Устремив глаза вверх, Ягдин качнулся вперед, одновременно двинул смычком и заиграл. И так как желание его как можно больнее ранить Трумова своим искусством было огромно, то и играл он с высоким, даже для него не всегда доступным совершенством. Он играл небольшие, но сильные вещи классиков: Мендельсона, Бетховена, Шопена, Годара, Грига, Рубинштейна, Моцарта. Беспощадное очарование музыки потрясло Трумова, впечатлительность его была к тому же сильно обострена появлением мужа Ольги Васильевны.
— Какая сволочь, все-таки, — тихо сказал Лефтель Трумову.
Трумов не ответил. В нем глухо, но повелительно ворочалась новая сила. Совсем стемнело, он уже не видел лица Ягдина, а видел только сумеречное пятно белой фигуры.
Вдруг звуки, такие знакомые и трогательные, как если бы умершая женщина ясно шептала на ухо: «Я здесь с тобой», — заставили его вскочить (арестанты, получив разрешение держаться «вольно», сидели или полулежали). Сжав кулаки, он шагнул вперед; Лефтель схватил его за руку и удержал всем напряжением мускулов.
— Ради бога, Трумов … — быстро сказал он, удержитесь; ведь за это повесят.
Трумов, скрипнув зубами, сдался, но Ягдин продолжал играть любимый романс соперника: «Черный алмаз». Он с намерением заиграл его. Этот романс часто играла Трумову Ольга Васильевна, и Ягдин однажды поймал их встречный взгляд, которому тогда еще не
придал значения. Теперь он усиливал живость воспоминаний каторжника этой простой, но богатой и грустной мелодией. Смычок медленно говорил:

Я в память твоих бесконечных страданий
Принес тебе черный алмаз …

И эту пытку, окаменев, Трумов выдержал до конца. Когда скрипка умолкла и кто-то в углу двора выдохнул всей грудью: «Эхма!» — он нервно рассмеялся, пригнул к себе голову Лефтеля и твердо шепнул:

— Теперь я знаю, что Ягдин сделал жестокую и непростительную ошибку.

Он ничего не прибавил к этому, и слова его стали понятны Лефтелю только на другой день, часов в десять утра, когда, работая в лесу (рубили дрова), он услыхал выстрел, увидел многозначительно заствышие усмешки в лицах каторжников и надзирателя с разряженной винтовкой в руках. Надзиратель, выбегая из лесу на вырубленное место, имел вид растерянный и озабоченный.
— Побег! — пронеслось в лесу.
Действительно, рискуя жизнью, Трумов бежал в тайгу на глазах надзирателя, водившего его к другой партии, где был напильник, — править пилу.

* * *

Прошло после этого полтора года. Вечером в кабинет Ягдина вошел лакей с подносом, на подносе лежали письма и сверток, запечатанный бандеролью.
Музыкант стал рассматривать почту. Одно письмо с австралийской маркой он распечатал раньше других, узнал почерк и, потускнев, стал читать:
«Андрей Леонидович! Наступило время поблагодарить вас за ваш прекрасный концерт, который вы дали мне в прошлом году. Я очень люблю музыку. В вашем исполнении она сделала чудо: освободила меня.
Да, я был потрясен, слушая вас; богатство мелодий, расcказанных вами на дворе Ядринского острога, заставило меня очень глубоко почувствовать всю утраченную мной музыку свободной и деятельной жизни; я сильно снова захотел всего и бежал.

Такова сила искусства, Андрей Леонидович! Вы употребили его как орудие недостойной цели и обманулись. Искусство-творчество никогда не принесет зла. Оно не может казнить. Оно является идеальным выражением всякой свободы, мудрено ли, что мне, в тогдашнем моем положении, по контрасту, высокая, могущественная музыка стала пожаром, в котором сгорели и прошлые и будущие годы моего заключения.
Особенно спасибо вам за «Черный алмаз», вы ведь знаете, что любимая мелодия действует сильнее других.
Прощайте, простите за прошлое. Никто не виноват в этой любви. В память странного узла жизни, разрубленного вашим смычком, посылаю «Черный алмаз»! »
Ягдин развернул сверток; в нем были ноты Бремеровского ненавистного романса.
Скрипач встал и до утра ходил по кабинету, забрасывая ковер окурками папирос.

Литература Дмитрия Емца

Дмитрий Емец — наш современник, профессиональный литератор. Наиболее известен, как автор книжных сериалов о приключениях Тани Гроттер и Мефодия Буслаева. Жанр книг — детско — тинейджерское «хулиганское» фентези.
Помимо этого Емец является автором качественных детских книг «Дракончик Пыхалка» и «приключения домовят». А так же фантастики для более раннего возраста, нежели книги о Гроттер и Буслаеве.
А так же, на сайте прозару, и в блоге модно обнаружить короткие рассказы, написанные в разное время.
Некоторые из них очень добротны и стоят того, чтобы их прочитать.

Литература детская

Все темы, как правило начинаю с общего: с определений, содержания, истории и т.д.
А эту тему хотелось бы начать со сказки, моей любимой сказки, которую мне когда-то рассказывала бабушка.
Мне бы хотелось, чтобы здесь, у нас, был

островок детства

, куда бы Вы могли приходить сами, что-то показывать и читать своим детям, а может быть и рассказывать какие они у Вас замечательные, и что «свундеркиндычили» на этот раз.
Границ у темы нет: сказки, стихи, фото — просто смешных и милых малышей, а может быть и ваших детей, игры или книги, которые вам помогли занять ваших чад и Вам очень понравились, ирушки, да, что я Вам рассказываю, Вы про это знаете больше меня.

Ну вот =) как-то так!

Мир книг: электронных, аудиокниг. Электронные библиотеки

Какой будет книга будущего?
Что нас ожидает – читать или слушать?

Книга должна быть в наше время и электронной, и видео, и аудио, и, обязательно, бумажной.

Работа Кайла — концепт лэптопа-книги — как раз призвана напомнить нам, что получить простые человеческие удовольствия можно находить и в режиме «оффлайн».

КАКОЙ БУДЕТ КНИГА БУДУЩЕГО.

Появились электронные книжки сделанные по технологии E-Ink. Экран практически не отличается от бумаги (подсветки на нем, кстати, тоже нет). Полное впечатление, что на бумажный лист положили тонкую пленку. Вот с него читать очень приятно, практически как с настоящей бумаги. К тому же и заряда аккумулятора хватает очень надолго (потому что энергия тратится только на перелистывание). А учитывая возможность изменения размера шрифта…

Сейчас ставится задача вернуть книге читателя, который всё более выбирает медийные средства. Для этого даже создаются для детей компьютерные игры, стимулирующие интерес к книге. Например, компьютерная игра «Привидения из Буклэнда или книжное приключение». Она сделана в формате компьютерной «бродилки», где, чтобы победить, нужно познакомиться с героями популярных детских книг и прочитать отрывки текста.
Мне кажется, ставить задачи регресса – вернуть читателя к прежней форме чтения – неверно. Нужно книгу делать другой – соответствующей требованиям времени, то есть медийной.
Уже есть аудиокниги с авторским прочтением текста. Есть компьютеры книжного формата, позволяющие прочитывать не только текст, но и просматривать видео, прослушивать одновременно звукозапись.
Полагаю, что в будущем книги будут представлять собой сложные творения, содержащие текст, фотографии, видеоролики, аудиозапись и компьютерные эффекты.
Да, просмотр видеоролика и чтение книги это два разных вида мозговой деятельности. Если в процессе просмотра кино остаётся возможность лишь оценки, то в процессе чтения мозг читающего создаёт мыслеобразы, самостоятельно, иногда параллельно фантазирует, создавая чуть ли не параллельный замысел.
Аудиовизуальный человек — продукт научно-технического прогресса. Его интеллектуальные возможности, вероятно, не ниже возможностей человека читающего, а в некотором смысле, несомненно, выше.
Филологи уже отказались от разделения письменное и устное. Вместо «устного» говорят «звучащее» слово, «звучащая речь» и т. д. Звучащее слово – особый феномен. Оно обладает особыми свойствами и колоссальными возможностями, по сравнении с написанным.
Вдумчивое рефлексивное чтение есть процесс развития человека.
Предполагаю, что, как при наличии глухоты, отсутствие разговорных навыков может привести к отключению определённых участков головного мозга, так и отсутствие навыков вдумчивого(!) чтения непоправимо изменит мозг человека.
Уметь высказываться объёмно, лаконично, не более десяти минут, это могут не многие. Гораздо легче писать объёмные нудные книги. Время уплотнилось. Теперь нужно говорить кратко и содержательно. Если ты не смог привлечь к себе внимание за минуту, зритель выключается.
За один день мои видеоролики, содержащие отрывки из текста моего романа, просматривают, а значит, и прочитывают, несколько тысяч человек, причём в разных концах света и совершенно бесплатно.
Конечно, это не означает, что классическая книга умрёт. Также как с появлением кино не исчез театр, а с появлением телевидения не исчезло кино, не умрёт и книга с появлением интернета. Просто книгоиздание становится всё более дорогим. Поэтому я предлагаю бесплатно скачивать мои романы с сайта Новая Русская литература. Но кто захочет ознакомиться с оригиналом, всегда сможет купить и подержать бумажное издание в руках.
В предполагаемой книге будущего читатель сможет сам выбирать опции ознакомления с книгой. Он сможет включать фото и видеоиллюстрации, звуковое сопровождение, авторское прочтение, сможет сам выбирать настройки, помогающие ему глубже проникнуть в замысел автора.
Книга будущего сможет позволять выбирать различные «маршруты прочтения». То есть читатель сможет компоновать книгу так, как ему хочется, прочитывать её так, как ему удобно. Таким образом, читатель станет полноправным соавтором книги.
В отличие от кино, книга позволяет читателю самому выбирать темп и ритм прочтения, перечитывать куски, делать комментарии. Текст даёт свободу восприятия и трактовки.
Но иногда хочется услышать, как свой текст прочитывал автор, увидеть то, что он видел, когда писал эти строки. В тексте не всегда возможно передать смысловые интонации, которые часто оказываются важнее самих слов. Особенно интересно, как прочитано – авторские эмоциональные акценты. От того, как именно прочитано, важен и смысл передаваемого текста.
Иногда автору хочется, чтобы прозвучала музыка, которая вдохновила его на написание текста, иногда хочется продемонстрировать «картинку», отражающая время и место повествования. К сожалению, весьма редки случаи, когда писатели довольны экранизацией своих произведений. Чаще всего снимают «по мотивам», внося отсебятину и превращая авторский замысел в совершенно самостоятельное произведение, часто противоречащее идее автора.
Моя задача не учить читателя, а побудить его вместе разгадывать Тайну. И для меня счастье, если читатель откроет в тексте больше смыслов, нежели открыл я. Я хочу помочь человеку задуматься, создаю пространство для размышлений, не навязывая своего мнения, поскольку каждый должен сам постичь себя и загадку мироздания. Нужно научиться не только смотреть, но и видеть, не только слышать, но и различать.
А потому я предлагаю читателю стать соавтором, самому расставить знаки препинания, и тем самым открыть свой смысл в прочитанном. Ведь от того, как расставишь знаки препинания, кардинальным образом может меняться смысл.

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература.

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=gew68Qj5kxw#!